И.А. Ефремов — А.П. Быстрову

Улан-Батор

10 февраля 1948 г.

Дорогой Алексей Петрович.

Наверное, Вы еще ни разу не получали писем из Монголии, и я подумал, что сие Вам может быть приятно. А мне весьма приятно будет получить весточку от далекого друга из Ленинграда.

Я сижу в своем кабинете, залитом ярким монгольским солнцем. Перед окном — вид на помойную яму, но дальше из-за забора видна высокая белая башня монастыря Гандан, за ней округлые невысокие горы, а над всем — чистое, чистое небо, в таком прозрачном воздухе, какой бывает только высоко в горах...

Первый этап экспедиции закончен. Самое трудное — отрыв от родной земли и элементарное устройство на новом месте. Затем перевозка всего огромного снаряжения на центральную базу, в морозы, при нехватке шоферов и постоянных поломках машин.

Теперь нам нужно перевезти лес, перебрать все снаряжение, отремонтировать машины. Тогда можно будет двигаться на юг в Гоби. Не дождешься этого момента — уж очень надоели кляузные организационные дела и сидение в городе. Но все еще очень холодно, а палеонтолог — не геолог, копаться в мерзлой земле не будешь. Как на грех, и зима этого года очень холодная, поэтому раньше 15-го марта в степь не двинешься. Следовательно, палеонтологическими новостями могу начать Вас снабжать не ранее апреля.

Настроение у меня кислое. В эту экспедицию поехал без всякого желания — много дел и помимо Монголии, дел значительно более интересных. А тут еще без меня сын заболел скарлатиной — не люблю я этой проклятой болезни, у ней ведь всегда тенденция к кляузным осложнениям. Сижу здесь как хомяк в норе, оторванный от всего... Кстати, тут хомяков очень много — так и прут в квартиру, грызут все напропалую и разносят злокачественный лептоспироз*. Я их стреляю из малопульки.

Попадалась ли Вам книга: Шредингер. Что такое жизнь с точки зрения физики?, изд. «Интернациональная литература», Москва, 1947 г.? Советую прочитать, весьма интересно. А если уже читали, не откажите сообщить Ваше мнение. Хотелось бы получить от Вас палеонтологические новости... Не забыли ли Вы про батрахозавра из Печоры? Меня очень интересует, что это за штука.

Я приобрел перед отъездом в нашем книжном отделе новейшую физическую антропологию (американскую). Думаю, что она для Вас будет интересна. Тогда напишите Елене Дометьевне, и она Вам ее перешлет с оказией, если Вы сами так и не соберетесь побывать в Москве. Я не знаю последних данных, но дело с нашим переездом опять воскресло из небытия и, по-видимому, имеет устойчивую тенденцию к дальнейшему развитию.

Я, в конце концов, начинаю думать, что может быть оно и к лучшему. Последний отрезок положенной мне жизни пройдет в более спокойной обстановке и, е[сли] ж[ив] б[уду], удастся сделать побольше...

Большой привет Тильде Юрьевне. Надеюсь, что Вы уже окончательно совладали с черными цветами?1 Последние сведения о Вас были вполне благоприятны...

Будьте же здоровы, дорогой. Пишите по адресу: Монгольская Народная Республика, Улан-Батор, Комитет наук МНР, начальнику Палеонтологической экспедиции Академии наук СССР, мне.

Письма сейчас ходят гораздо приличнее, чем в прошлом году, всего две недели до Москвы в среднем.

Не откажите передать привет всем знакомым, кого увидите.

Ваш всегда И. Ефремов

СПбФ АРАН. Ф. 901. Оп. 3. Д. 49. Л. 10, 10 об. Авториз. машинопись.

Комментарии

1. И.А. Ефремов имел в виду цикл стихов А.П. Быстрова «Черные цветы», которые писались в периоды депрессивных состояний из-за житейских неурядиц. По свидетельству Г.Ю. Быстровой, Иван Антонович называл это состояние своего друга «утренней тоской».

Примечания

*. Острая инфекционная болезнь, характеризующаяся поражением мелких кровеносных сосудов печени, мышц, центральной нервной системы.

На правах рекламы:

• Суши роллы заказать адлер здесь еще больше.