А.П. Быстров — И.А. Ефремову

Киров (обл.) ВММА

3 марта 1944 г.
Sic!

Дорогой Иван Антонович!

Из газет узнал, что уже нет А.А.Б. Как это случилось? Несомненно, совершенно неожиданно. Остановка сердца — и конец. Именно так это должно было случиться, судя по тому, что давали мне наблюдения над А.А.Б. в Малаховке. Иного я и не ожидал.

Bene* — для дела бесполезно, а nihil** вообще никому никогда никакой пользы не приносило. Ergo, de mortuis taci***. (Молчи). Но я хочу знать, как это отразилось или отразится на живом ин[ститу]те? Вы понимаете, о чем я спрашиваю? Новый директор с одинаковой легкостью может и воссоздать, и окончательно уничтожить все1. Ну, об этом довольно, ибо я ничего не знаю. А письмо, наполненное одними вопросами, скучно читать. Жду от Вас послания.

В последнее время, несмотря на то что электросвет для ради экономии выключили и я сижу с коптилкой «Волчий глаз», так она в 1919 г. именовалась, — я усиленно пишу свою «Историю амфибий». Сегодня добрался до 285 страницы. Это ведь без иллюстраций — чистый текст. А рисунков будет не одна сотня. Эта работа еще впереди. Рисунки мне здесь не на чем делать. Делаю только черновые наброски — пректы****.

Ей-богу, мне кажется, что я с Nectridia справился. Думаю, справлюсь и с Aistopoda. Adelospondyli Watson'а включаю в Lepospondyli. Для выделения их нет больших оснований.

От Емельянова сумел получить еще Onycho и Ranodon (2 экз.) и Hynobius (2 экз.). Это даст мне возможность расшифровать Lepospondyli достаточно обоснованно.

Справиться с Aistopoda без знания современных Apoda считаю невозможным. Я знаю, что Вы не бросаете слов не ветер, а в одном из Ваших писем я читал фразу, свидетельствующую о том, что я имею основание надеяться на получение Apoda. Это для меня крайне важно. Ведь Вы знаете, что современные зоологи никогда не сравнивали рецентных амфибий с ископаемыми в деталях, а палеонтологи, даже такая душка, как Margaret Steen, не имеют хорошего представления о рецентных формах. Steen сама признавалась мне в частном письме в том, что, когда она описывала ребра у Acanthostoma как элементы гиобронхиального аппарата, не имела ни малейшего о нем представления. Но должен признать, что чем больше вчитываюсь в работы Margaret'ки, тем больше влюбляюсь в нее. — Прекрасный работник! — Описания точные, детальные, честные, ну, а выводы она предоставляет делать другим. Что же? — За это только спасибо можно сказать... Ну, об этом довольно. Это болтовня!

Иван Антонович! У Вас там в ПИНе валяется не один экземпляр, кажется, Дичков, кажется «Движение материков и климаты прошлого»2... Не можете ли Вы послать мне эту брошюрку по почте? Хотелось бы еще раз прочитать. А здесь ее нет нигде. Если это нетрудно, буду благодарен. За заглавие и даже за фамилию автора не ручаюсь — я не обладаю такой феноменальной, просто убийственной, потрясающей памятью, как Вы. Обращаюсь к Вашей памяти, как к энциклопедии. Уверен, что Вы выругаетесь и без труда вспомните и автора и название книги.

Работаю я здесь, как черт, и делаю все, решительно все, что возможно в этих условиях. Преследую одну цель: не потерять даром эти годы. Конечно, я сделал бы больше, если бы не было войны. Но если я сделаю здесь maximum maximorum возможного, то это будет, ей-ей, немало.

Голова кипит от проблем и проектов, и то, что можно сделать сейчас, должно быть сделано!

Рукопись моя приближается к концу, но это не конец работы. Многое должно быть дополнено. А эти дополнения, по существу, целые отдельные работы. Но многие уже написанные главы могут быть опубликованы как отдельные готовые работы.

Пишите. Жду. Давно от Вас нет писем. А у меня ведь нет кроме Вас друзей.

Ваш Зух

Привет и Вам и Е.Д. (милой Е.Д.) от нас обоих.

Г.Ю. передала привет и уснула — завтра лезу в труп3 в 8.30 утра.

СПбФ АРАН. Ф. 901. Оп. 3. Д. 141. Л. 2, 2 об. Автограф.

Комментарии

1. Беспокойство А.П. Быстрова о судьбе института, в котором он раньше работал, было достаточно обоснованным. По положению, должность директора института была прерогативой членов Академии наук, а Ю.А. Орлов, который продолжительное время был заместителем директора академика А.А. Борисяка, являлся доктором наук. Только письмо руководящих сотрудников Палеонтологического института, в числе которых был и И.А. Ефремов, на имя академика-секретаря ОБН АН СССР академика Л.А. Орбели, поддержанное ходатайством академиков В.А. Обручева и А.Е. Ферсмана, позволило склонить решение руководства Академии наук о назначении директором Палеонтологического института в пользу Ю.А. Орлова (АРАН. Ф. 411. Оп. 3. Д. 275. Л. 162).

2. Книга Б.Л. Личкова «Движение материков и климаты прошлого Земли» издавалась в 1932, 1935, 1936 гг.

3. А.П. Быстров работал в анатомической лаборатории Военно-медицинской академии в Кирове, на основании этих исследований им была собрана коллекция антропологических измерений 4,5 тыс. человек.

Примечания

*. Хорошо (лат.). Часть текста зачеркнута А.П. Быстровым.

**. Ничто (лат.).

***. Следовательно, о мертвых молчи (лат.).

****. Так в тексте. Вероятно, проекты.

На правах рекламы:

Стоимость номера в отеле Веструм приятно удивит Вас! Скорее бронируйте свой номер на нужную дату