«Иван Ефремов. "Лезвие Бритвы". Анализ романа» (2014)

Оригинальное название: «Иван Ефремов. "Лезвие Бритвы". Анализ романа»
Жанр: ток-шоу
Ведущий программы: Виктор Фоменко
В программе участвовали: журналист и писатель Юлия Белочкина
Длительность: 32 минуты 26 секунд
Язык: русский
Производство: информационное агенство Robinzon.TV
Страна: Украина
Год: 2014

Ток-шоу «Иван Ефремов. "Лезвие Бритвы". Анализ романа» вышло в рамках проекта «Фоменко online» на интернет-телевидении Robinzon.TV. Главной темой передачи стало обсуждение романа «Лезвие бритвы», написанного известным советским фантастом Иваном Ефремовым.

Текстовая расшифровка программы

Виктор Фоменко, ведущий: — Есть книги, которые живут на специальной полке у компа, есть книги, которые находят свое место на подоконнике, на кухне или под подушкой. Книги, к которым мы обращаемся в любое время и открываем на любой странице. В чем их загадка? Почему они нас не отпускают? Прямо сейчас мы узнаем, почему журналист и писатель Юлия Белочкина перечитывает роман Ивана Ефремова «Лезвие бритвы».

Юлия Белочкина, писатель, журналист: — Это очень интересная тема — поговорить о хороших книгах.

В. Ф.: — Сколько раз вы перечитывали «Лезвие...»?

Ю. Б.: — Ну я так думаю, как минимум раз восемь.

В. Ф.: — Восемь? Ну это ж не с начала до конца?

Ю. Б.: — Нет. Первый раз я его прочитала в выпускном классе школы. Потом вернулась годика через два. А потом перечитывала избранные места, а последний раз перечитывала его совсем недавно. Хотелось отдохнуть, почитать какую-нибудь книгу, где просто пишут о хороших людях, которые живут, любят, радуются. Не делают друг другу подлостей. Таких героев сейчас мало. Они в большой цене.

В. Ф.: Книга очень известная. Но известная в определенных кругах. Это люди, которым сейчас пятьдесят — шестьдесят лет, или это люди — фанаты научно-фантастического жанра. Хотя жанр у этой книги достаточно сложный. Здесь и приключенческий роман, и фантастический роман, здесь и любовная история, и масса других линий, которые между собой переплетены. Вот когда вы перечитываете, на что больше обращаете внимание? Какие линии вас вдохновляют?

Ю. Б.: — Меня вдохновляют исследовательская линия в первую очередь. Нынче очень мало книг, в которых о сложных, но интересных вещах пишется простым и доступным языком. Поэтому вот эту книгу я ценю. Когда нужно поговорить о человеке, о его красоте, о восприятии красоты, Ефремов не был биологом, не был врачом. Но тем не менее, он достаточно глубоко исследовал этот вопрос и изложил в доступной форме вот именно в этом романе.

В. Ф.: — В доступной форме изложил что? Жизнь ученого?

Ю. Б.: — Нет. Он изложил свое рассуждение, не лишенное научной основы, о сущности человека, о восприятии красоты человека. Женщин всегда волнует тема красоты.

В. Ф.: — Я думаю, нам нужно копнуть чуть глубже. Чтобы те, кто не читал книгу, поняли схему, что там происходит. Есть главный герой, его врач и психофизиолог Гирин, который изучает скрытые возможности человеческого мозга.

Ю. Б.: — Да.

В. Ф.: — И вот я так понимаю, что у него есть любимая женщина.

Ю. Б.: — Есть. Ну какой же герой без любимой женщины?

В. Ф.: — И всю книгу у них что происходит? Они уже полюбили друг друга? Или они только развивают свои отношения?

Ю. Б.: — Эта книга в чем-то действительно очень сильно напоминает жизнь. То есть там показано все, что происходит не в один момент. Любовь, отношения, они строятся. То есть главный герой занимается своей работой, которую любит.

В. Ф.: — Что-то вот он хочет открыть? Выяснить?

Ю. Б.: — Он изучает человека, он изучает его скрытые возможности, он изучает восприятие человеком мира. Он хочет сделать человека более счастливым.

В. Ф.: — А вот объясните, пожалуйста, при чем здесь тайна черной короны, сыгравшей важную роль в жизни Македонского?

Ю. Б.: — Сразу видно, что романа вы не читали. Тогда пару слов о структуре этого романа. В нем действительно три линии, которые на первый взгляд друг с другом никак не связаны. То есть одна из этих линий приключенческая, о таких вот лихих, но хороших ребятах, которые поехали искать алмазы, в Африку, да нашли там эту черную корону, По преданию, некогда Александр Македонский эту корону надел, так как считал себя человеком богоравным. Вышел на солнышко и сознание потерял. Потом забыл, зачем он сюда пришел. Вот такая легенда существует.

В. Ф.: — Понятно, это одна линия.

Ю. Б.: — Да. А так как человек, когда все забыл, потом вспомнить не может, это может заинтересовать психофизиолога. Таким образом это и связалось потом, в индийской линии все три линии потом связываются воедино.

В. Ф.: — Гирин поехал в Индию?

Ю. Б.: — Поехал.

В. Ф.: — Для того, чтобы разобраться в силе этой короны?

Ю. Б.: — Нет.

В. Ф.: — А для чего?

Ю. Б.: — Он поехал, чтобы изучить индийские достижения по психофизиологии, в частности. Весьма интересовался достижениями йогов. И рассказать о всяких достижениях советской науки. Сюжет очень наивен, ведь книга 60-х годов.

В. Ф.: — Вот я и думаю, вы, человек... принадлежите к другому поколению.

Ю. Б.: — Да.

В. Ф.: — И вы перечитываете книгу, которая была написана в начале 60-х. То есть вас тогда и на свете не было.

Ю. Б.: — И в помине не было.

В. Ф.: — Да. Получается какая-то загадка.

Ю. Б.: — Знаете, ведь есть много хороших книг, которые написаны бог знает когда. Когда я сюда шла, я колебалась, взять вот эту книгу или взять «Трех мушкетеров». Тоже ведь актуально. Наверно, во всех хороших книгах есть что-то общее.

В. Ф.: — Все-таки «Трех мушкетеров», Юля, если честно, читают в школе, не позже. И вряд ли перечитывают. Ну многие люди. А вы и «Трех мушкетеров» перечитываете?

Ю. Б.: — Случалось мне перечитывать «Трех мушкетеров». Давайте, я вам из этой книжки, коль я вам ее принесла, прочитаю одну цитатку, одну, маленькую, это от имени главного героя: «Для меня любое произведение искусства, будь то книга, фильм или живопись, не существует, если в нем нет глубоко прочувствованной природы, красивых женщин, верных друзей и доблестных мужчин». Сейчас дефицит таких произведений. Если мы возьмем современную литературу, то главный герой там человек слабый. Он бросает свою женщину, он бросает своих детей, мечется между работами, он не знает, чего он хочет. А нам не хочется таких героев.

В. Ф.: — Но разве это не отражает действительность?

Ю. Б.: — Нет, не отражает.

В. Ф.: — Таких людей нет?

Ю. Б.: — Такие люди есть, да только не все люди такие, я думаю, что даже те люди, которые так живут, они недовольны тем, как они живут. А книга — это эскапизм, мы хотим уйти в лучший мир, когда мы читаем книгу. В каком месте мы хотели бы оказаться? Где рядом с нами верные друзья или какие-нибудь мелкие подонки?

В. Ф.: — Вот именно вопрос важный: чего мы хотим? Как доказывают психотерапевты, люди, не все, но многие, хотят пережить не только позитивные, но и какие-то сложные, даже негативные эмоции. Они хотят этого несознательно, и попадают в ситуации, которые заставляют их мучиться, страдать и так далее. Почему так? Вот так природа человека устроена, что он выбирает иногда вот такие драматические ситуации, такие драматические переживания. И это ведь правда?

Ю. Б.: — Всякие отклонения бывают. Другое дело, сколько людей этого хочет.

В. Ф.: — Вот часто говорят, невроз. Но когда речь идет о том, что невроз тридцать или пятьдесят процентов, то это уже сложно назвать отклонением. Тридцать или пятьдесят процентов людей страдают этим неврозом. Поэтому отклонение это или уже стало нормой?

Ю. Б.: — Я не верю в то, что столько людей страдают прописанными вами отклонениями. Все мы не идеальны, мы не ангелы. Но какими хотим мы быть? Хотим быть еще хуже или все-таки получше?

В. Ф.: — Юля, я понимаю, о чем вы говорите, что, когда ты читаешь такого рода книги как «Лезвие бритвы» Ефремова, ты общаешься с чистыми светлыми людьми.

Ю. Б.: — С нормальными людьми, которые страдают, любят, встречают трудности и готовы с этим бороться...

В. Ф.: — Но они не предают...

Ю. Б.: — Там есть отрицательные герои.

В. Ф.: — Они решают проблемы, а не коллекционируют их.

Ю. Б.: — Вот.

В. Ф.: — Они ставят какие-то светлые идеалы.

Ю. Б.: — Совершенно верно. Нормальные идеалы. Почему светлые? Нормальные человеческие идеалы, не ангельские. Кому не хочется, чтобы у него были верные друзья?

В. Ф.: — Ну а кто-то считает, что слишком идеальная картина и в жизни все сложнее.

Ю. Б.: — А кто считает так, не тот ли писатель, который утверждает, что любовь живет три года? А я вот утверждаю, что она живет дольше. Я, в конце концов, десять лет в браке, и считаю, что моя любовь живет, жила и будет жить. Но другое дело, что такого рода книги оправдывают наши слабости: «Брось, ты все равно проиграешь. Любовь живет три года. Не сражайся за свою любовь, не поливай свой сад».

В. Ф.: — Юля, как изменились отношения с книгой? Что было сначала и как сейчас вы воспринимаете ее?

Ю. Б.: — Ну, сначала это была шикарная приключенческая книга времен моего детства.

В. Ф.: — Чего-то вы не видели?

Ю. Б.: — Разумеется, большей части.

В. Ф.: — А сейчас?

Ю. Б.: — Сейчас это книжка...

В. Ф.: — Философский трактат?

Ю. Б.: — Нет, это не философский трактат. Сейчас я пользуюсь книгой в двух случаях. Во-первых, когда хочу отдохнуть, просто отдохнуть в обществе людей, которые не боятся трудностей. Вот я читаю эту книжку и отдыхаю. Второй момент — это когда мне приходится говорить с молоденькими девочками, которые находятся во власти представлений современного мира о том, что без того, чтобы быть анорексично худой, нельзя быть красивой. Вот когда мне надо поговорить с этими девочками, я просто открываю эту книжку и просто начинаю читать, пару страниц. Где доступным языком написано почему когда мужчина думает о красивой женщине, в воображении рисует женщину типа «песочные часы», а не худую вытянутую девушку с сигаретой в зубах.

В. Ф.: — Я процитирую интернет, а вы согласитесь или нет, объясните, что имеется ввиду. «Роман о духовном могуществе человека, о торжестве разума, о поиске красоты, любви и справедливости». «Суть ефремовской философии — все великое и прекрасное существует в мире между двумя крайностями, на лезвии бритвы». Получается, что я могу засомневаться, с чем я имею дело, с прекрасным, великим или чем-то ужасным, ничтожным.

Ю. Б.: — Эта аннотация, конечно, высокопарна и настраивает человека на возвышенный лад, между тем, книга весьма земная.

В. Ф.: — В чем?

Ю. Б.: — Книга об обычных людях.

В. Ф.: — Нет-нет-нет. Когда я спрашиваю, о чем книга, это я интересуюсь, что утверждает автор? Что-то не банальное, оригинальное?

Ю. Б.: — Автор утверждает весьма банальную вещь, что человек может быть счастлив, но для этого надо потрудиться. То есть не дергаться, не пить, не курить, не искать себе проблем, а просто работать на свое счастье, строить семью, заниматься любимым делом, искать хороших друзей, самому быть хорошим другом.

В. Ф.: — Получается очень простой рецепт.

Ю. Б.: — Но именно простые рецепты хорошо помогают.

В. Ф.: — Тогда получается, что книги сегодня не дают таких простых рецептов. Сегодня люди не очень-то воспринимают такие идеи. Они не верят, что все просто.

Ю. Б.: — А нет ли в современной литературе кризиса? Я, например, считаю, что есть.

В. Ф.: — Литература не существует сама по себе, она зависит от читателя.

Ю. Б.: — Она зависела...

В. Ф.: — То есть писатели пишут то, что читатели хотят прочесть?

Ю. Б.: — Нет, не так.

В. Ф.: — А как?

Ю. Б.: — Более того, как человек, не чуждый издательского бизнеса...

В. Ф.: — Значит, книги не читали?

Ю. Б.: — Собственно говоря, если мы возьмем вот эту книгу... Когда человек писал эту книгу, он просто попал в тренд. В советское время книги заказывали отнюдь не читатели. Поэтому так много книг...

В. Ф.: — Но он оправдал ожидания читателей. Так ведь?

Ю. Б.: — В какой-то степени. Это сейчас...

В. Ф.: — В большущей степени.

Ю. Б.: — Счастливое совпадение. Сейчас другая беда... Если раньше какое-нибудь политбюро будет говорить: «Молчи, молчи». Как Стругацких плохо издавали и как они великолепно читались в самиздате во времена моих родителей. На самом деле издают не те книги, которые хотят читатели. Увы. К сожалению.

В. Ф.: — Мы говорим об основном потоке, мейнстриме.

Ю. Б.: — Вот именно.

В. Ф.: — Это происходит, когда писатель уловил настроение, уловил ожидания, и он все это оформил и выдал.

Ю. Б.: — Тогда почему как только...

В. Ф.: — И он успешен, а книга пользуется спросом. Это один вариант. Другой вариант, когда писатель обгоняет время. Вспомним такие...

Ю. Б.: — Давайте я вам вспомню одну такую современную, более чем успешную книгу, которая так сказать взорвала писательский мир именно своей простотой и продаваемостью. Это «Гарри Поттер». Что общего между книгой, которую я принесла, и «Гарри Поттером»? А все то же. Там описаны порядочные люди. Эта книга для детей, но ее издали с первого же тома в покетбуке, для взрослых. То есть люди хотят такие книги. Они стесняются этого, но они хотят.

В. Ф.: — Вы считаете, что книга остается актуальной?

Ю. Б.: — Я бы не стала ее рекламировать как книгу, которая находится в тренде.

В. Ф.: — Не в тренде. А есть ли смысл ее читать, отвечает ли она на вопросы, которые стоят перед читателями? Найдут ли люди ответы на эти вопросы?

Ю. Б.: — На некоторые вопросы безусловно. Это не пустая книга.

В. Ф.: — Как жить? Вот вы сказали, да?

Ю. Б.: — Любая книга, в которой будет написано о приличных людях, будет иметь огромный спрос. Вы посмотрите на современного героя, он же просто жалок. Мы не хотим его видеть.

В. Ф.: — Хорошо, давай поговорим о «Лезвии бритвы». Вот психологическая достоверность? Если с этой точки зрения взглянуть на книгу. Какие ваши впечатления? Бывают кино и книги, как отдельная реальность что ли. А бывает, ну точно как в жизни происходит. Столько уловил психологической достоверности в отношениях героев. На вас это произвело впечатление или нет?

Ю. Б.: — Мне кажется что эта книга на редкость качественно пришита к реальной жизни. В советское время таких книг было мало. Да в советское время многое вообще было иллюзорным. Эта книга своего времени.

В. Ф.: — А на какие отношения вы бы обратили внимание? Между главным героем и его женщиной? Кто там еще есть?

Ю. Б.: — А что между главным героем и его женщиной? Да, как в 60-х годах, так и сейчас, любая женщина хочет встретить сильного порядочного мужчину, который захочет на ней жениться, а не будет утверждать, что любовь живет три года, поэтому зачем ему весь этот цирк, дети, семья и все такое...

В. Ф.: — И что в книге? Он женится?

Ю. Б.: — Да, он женится. Они встретились, они прошли путь узнавания, они поняли, что подходят друг другу, и они поженились. И мы именно этого хотим. Мы хотим, чтобы это было и в книге, и в жизни. Мы не хотим таких, которые говорят, что «через три года все кончится, поэтому зачем нам дети?». Мы хотим надежности. Для меня самое сильное место в книге — это такая врезка, реферат главного героя, это выступление его «Две ступени прекрасного». Это вот то, чем я пользуюсь сейчас, когда мне нужно поговорить с юными девушками.

В. Ф.: — Вы его зачитываете?

Ю. Б.: — Я его зачитываю. Или открываю книжку и говорю: «На, читай». Он достаточно длинный, его не зачитаешь сходу. Но любой девушке было бы полезно прочитать хотя бы эту главу из книги. Очень многое становится понятным.

В. Ф.: — Скажите, а эта книга среди других известных произведений того времени какое место занимает? Еще ведь есть популярные произведения, они ведь... Всегда ведь пишется много, а наверху потом остается какая-то одна.

Ю. Б.: — У Ефремова это не самое популярное произведение. Есть совершенно вневременная вещь под названием «Таис Афинская». Он пишет там о том же, о людях, их целях и стремлениях, но така как это происходит в древние времена, во времена Александра Македонского, у нас нет никаких противоречий, нам ее легче читать. Вот те же девочки из моей школы танцев с удовольствием читают «Таис Афинскую», а из этой книжки прочитывают эту главу, которая помогает понять кое-что нужное для каждой девушки. Кроме того, у Ефремова, так же как и у Стругацких, есть мечты о будущем. Вот если ранних Стругацких вы любите... «Далекую радугу», например. И тому подобное, там целый цикл мечтаний о будущем. И у Ефремова он есть. О нем можно говорить часами, но смысла, наверно, нет.

В. Ф.: — Среди фантастов он какое место занимает?

Ю. Б.: — Бог его знает, я никогда не интересовалась.

В. Ф.: — А я понял, что вы жалуете фантастический жанр...

Ю. Б.: — Я жалую фантастический жанр, я не пишу фантастику, я ее читаю, причем с большим удовольствием...

В. Ф.: — Ну как читатель?

Ю. Б.: — Я его считаю как социального фантаста достаточно интересным. Это направление не очень широко распространено. В советское время таких авторов было еще парочка, наверное.

В. Ф.: — Стругацкие ведь тоже социальные фантасты?

Ю. Б.: — Ну вот конструировать будущее... Это всегда интересно. Теперь мы не верим просто в то будущее, которое сконструировали Стругацкие и Ефремов. Мы думаем, что это невозможно.

В. Ф.: — Почему не Стругацкие на вас так повлияли? Почему Ефремов? Потому что здесь более красивая получается обертка?

Ю. Б.: — Нет, потому что этот роман не о будущем, он пишет о своем времени, он пишет о людях. Женщинам вообще интереснее какие-то конкретные вещи, чем глобальные. Мне понравились эти герои, мне бы хотелось, чтобы рядом жили и работали такие люди. С ними просто приятно, легко и интересно.

В. Ф.: — Теперь предлагаю поговорить, как повлияла эта книга на вас? В чем это проявилось?

Ю. Б.: — В первую очередь я поняла, что девушка, чтобы стать красивой, должна над собой работать. Будете смеяться, но так оно и было.

В. Ф.: — Идти в спортзал?

Ю. Б.: — Ну в мое время не было таких возможностей еще. Я пошла на гимнастику. Точно так же, как и героиня Ефремова, я занялась гимнастикой. Это здорово, когда в тот период, когда девушка находится на распутье, идет не за сигаретой, а в гимнастический зал. Поэтому я считаю, что эта книга полезная, она дает ответы, которые не испортят тебе жизнь.

В. Ф.: — Ну это в таком, прикладном, плане... А если говорить о духовном что ли измерении?

Ю. Б.: — Ну это одна из тех книг, которые стали причиной того, что я пошла учиться на биологический факультет. Я не избрала своей специализацией психологию. Социология меня интересует больше. Ну я думаю, что влияние этой книги есть. Меня заинтересовало изучить человека с той точки зрения, а что он может еще? Говорить об этом можно много.

В. Ф.: — Сейчас вы не занимаетесь биологией?

Ю. Б.: — Ну так в жизни сложилось, что из биологии я ушла, ушла в журналистику. Я занимаюсь прикладной социологией, в данный момент работаю в волонтерской организации в Харькове, помогаю тем людям, которые были вынуждены выехать из зоны АТО. Там у меня каждый день и прикладная биология, и психология.

В. Ф.: — Я вас представляю как писателя. А писатели всегда задумываются над какими-то сложными вопросами. Они всегда психологи. Без этого невозможно быть писателем. Что вам непонятно в людях сегодня?

Ю. Б.: — Иногда мне непонятно, почему людей так легко обмануть? Мы так легко покупаемся на такие простые вещи. Мы делаем свою жизнь хуже за такой мелкий прайс, что меня это действительно удивляет.

В. Ф.: — А не потому ли это, что люди читают книги, где все просто? Пытаются этот сценарий перенести в жизнь. Думают, и в жизни все просто, а их в результате обманывают.

Ю. Б.: — Нет, я думаю, что это наоборот по-другому. Они читают книги, где вокруг гады, и по-другому успеха достичь нельзя. То есть человек, имеющий пятьсот друзей в фейсбуке или вконтакте, не может занять денег до зарплаты. Потому что настоящих друзей, которые перекинули бы ему сотню гривен, у него нет. Он один. А почему он один? Потому что его убедили, что он должен быть самостоятельным, что просить у кого-то что-то это не круто, что оказывать дружескую услугу — это лоховство. Поэтому жизнь стала весьма некомфортной. Я как-то поймала себя на мысли, что хочу уступить место в метро, а рядом сидит парень в два раза моложе меня и не уступает. По идее, я же дама, и все-таки «не первой свежести», а тут юноша, и я подумала, а чего это я вот так встану, а он будет сидеть. А потом подумала, а почему это должно меня волновать? Но ведь чуть-чуть же влияние есть всей этой гадостности, которая из книги, из телевизора...

В. Ф.: — Чем закончилась история с метро?

Ю. Б.: — Чем? Встала и все. Посмотрела недобрым взглядом на этого парня. Тут подошла дама с ребенком, этот парень быстро уступил место ей. Все кончилось хорошо.

В. Ф.: — Вывод какой? Что нужно о себе думать, а не о других? Или что?

Ю. Б.: — Думай о других, но и о себе тоже.

В. Ф.: — Надо уступать место? Или надо смотреть, кто рядом сидит?

Ю. Б.: — Надо просто думать своей головой. Вот нас от этого отучили. Более того, вот эти современные геройчики нас подзуживают, что вот «не уступай, никогда не уступай, нигде не подвинься». И тебе будет хорошо.

В. Ф.: — Иди напролом?

Ю. Б.: — Сподличай, смошенничай, и все будет хорошо. А так ли это?

В. Ф.: — Где такие герои? В современной литературе?

Ю. Б.: — Да. Современные герои. Когда он бросает свою женщину с ребенком, разве он не подлец? Не подлец, мы все подаем ему руку. Разве не так?

В. Ф.: — У меня впечатление другое, что герои могут себя вести сложно, иногда делать несимпатичные и неприятные поступки, но автор, выстраивая сюжет, показывает свое отношение или к этим людям, которые так себя ведут, чем или как они заканчивают. То есть мнение автора все равно очевидно.

Ю. Б.: — Но что это за мнение? Что ты никто, что система тебя съест...

В. Ф.: — Слушайте, может, вы конкретную книгу назовете, которая вот так вас распалила?

Ю. Б.: — Мы с мужем смотрели детективный сериал, я вот сходу не могу вспомнить автора этой книги, потому что боюсь сказать не то имя. Такой хороший добротный английский сериал. И вот когда мы посмотрели последнюю серию о всяких английских гадостях. Суть там в чем? Преступник — большой человек, и поэтому полиция все это дело замазывает. Хорошего полицейского подставляют...

В. Ф.: — Ну это ж до поры до времени, я полагаю...

Ю. Б.: — Нет. Это финал сериала. Какой нам дается посыл? Вот посмотри, один придурок пошел против всех, против системы. Он решил на большого человека, который педофил, замахнуться...

В. Ф.: — И чем все закончилось?

Ю. Б.: — Он теперь сядет. И ты сиди и не рыпайся. Вот чему нас хотят научить современные книги. А люди не хотят этого, им это не нравится. Люди в большинстве своем весьма приличные. Я сама удивилась, сколько людей вовлекаются в волонтерскую работу. Сами по себе, из никто не пинает, никто не зазывает. Сами приходят. И, знаете, что плохо? Что они этого стесняются. Нас приучили, что это как-то по-лоховски, сделать доброе дело?

В. Ф.: — Но ведь не было такого опыта? Волонтерской работы?

Ю. Б.: — Не было, но всегда были люди, которые нуждались в мелкой услуге. И мы можем ее оказать, но мы стесняемся и оказать эту услугу, и попросить.

В. Ф.: — Потому что это вопрос культуры. У нас это было не принято.

Ю. Б.: — У нас это было принято! У нас это искоренили. Так же как и на Западе, это искоренили. Купи, заплати, закажи...

В. Ф.: — Я имею в виду, в последнее время не принято.

Ю. Б.: — Не надо просить соседа помочь с дверью, вызови мастера...

В. Ф.: — Это массовая культура. Есть еще другая культура, которая всегда в большей или меньшей степени остается. У нас она осталась в меньшей степени. Поэтому и в метро не уступают...

Ю. Б.: — Занять денег? Иди в банк, под огромные проценты возьми.

В. Ф.: — Это побочный эффект капитализма.

Ю. Б.: — Нет, это атомизация общества, человек ведь когда сам по себе, он очень слаб. Он никто, и звать его никак, сколько б денег у него не было... Поэтому я люблю книги, где пишут о верных друзьях, где побуждают нас стать хорошими друзьями, искать хороших друзей. Мне кажется, что это классно.

В. Ф.: — Трудно с вами не согласиться. Спасибо за разговор.

На правах рекламы:

Масла фирмы ipone www.fbrmoto.ru.