6. О местонахождениях наземных позвоночных кайнозоя

Кайнозойские местонахождения наземных позвоночных отличаются от палеозойских и мезозойских многими существенными чертами. Прежде всего нужно отметить разнообразие типов местонахождений и вмещающих их осадков — несравнимое с предыдущими периодами. Помимо обычных для древних периодов дельт, предгорных прогибов, озер, низменных болот во внутриконтинентальных впадинах, местонахождения кайнозоя залегают в речных наносах, эоловых отложениях, туфогенных слоях (вулканическом пепле), асфальтовых озерах, отложениях весьма небольших горных долин и т. д.

Другой особенностью кайнозойских местонахождений является то, что формы, остатки которых в них заключены, выказывают подавляющее преобладание сухопутных адаптаций, что несомненно стоит в соответствии с тем, что в кайнозое главенствующее положение среди всех классов наземных позвоночных занимают млекопитающие — наиболее приспособленные к жизни на суше животные. Однако малое количество водных форм в кайнозойских местонахождениях несомненно связано с преобладанием континентальных фаций на доступных для изучения площадях материков. Поскольку участки земной поверхности, занимаемые материками, в кайнозое уже очень близки к современным, то большинство крупных водных, дельтовых и морских обстановок остаются под уровнем воды или, подобно предгорным впадинам, еще далеки от вскрытия, в то время как континентальные осадки собственно материковые, наоборот, выявляются во всем их разнообразии. Эта особенность проявляется для кайнозоя тем резче, чем с более высоким уровнем геологического времени связаны данные местонахождения.

Для наиболее древних отделов кайнозоя мы еще встречаемся с крупными местонахождениями, подобными преобладающим типам мезозоя и исключительно известным и для палеозоя.

Местонахождения эоцена и палеоцена, так же как и большинство олигоценовых, связаны с прибрежно-морскими, лагунными, дельтовыми отложениями и отложениями больших озер и болот.

Местонахождения древнейшей фауны млекопитающих Европы в большинстве случаев залегают в морских осадках палеоцена и эоцена (конгломераты Сернэй, песчанистые глины лондонского яруса и гипсы Монмартра во Франции, лондонская глина Англии), те же соотношения мы встречаем для эоцена Египта (мокаттамские и нижнефайюмские слои), палеоцена Патагонии и Бразилии (Simpson 1940). Эоценовые местонахождения Северной Америки встречаются довольно богатыми костеносными горизонтами в отложениях дельтового, речного и типа «затопляемых равнин» характера. Отложения более высоких областей материка для этого периода в США (равно и в других странах) неизвестны. Характерным для эоценовых местонахождений США является постоянное переслаивание с продуктами вулканических извержений — лавами, слоями пепла, туфами и т. п.

В олигоцене местонахождения дельтово-морского смешанного типа становятся редкими. Преобладают озерные и дельтовые отложения из более удаленных от моря областей дельт (местонахождения гигантских носорогов в Казахстане; подобные же местонахождения Монголии; фосфориты и красные глины Керси, Франция; слои Ронзо Центрального плато Франции и т. д.). Большинство олигоценовых местонахождений Европы представляют собою отдельные небольшие скопления, часто своеобразного происхождения. Таковы, например, местонахождения Керси, в которых небольшие скопления костей залегают в карстовых глинистых породах, в трещинах и вымоинах юрских известняков. Подобные же местонахождения распространены в Швейцарской Юре (Osborn 1910).

По сравнению с небольшими и разбросанными европейскими местонахождениями, местонахождения Азии и Северной Америки в эоцене и олигоцене обладают значительными размерами и мощностью, однако несравнимой с гигантскими эврилитемами палеозоя.

На всей обширной территории Советского Союза пока не обнаружено ни одного местонахождения наземных позвоночных эоценового возраста, если не считать вышеупомянутых динозавровых местонахождений Средней Азии, предположительно отнесенных мною к эоцену. Однако эти последние никоим образом не могут считаться заключающими эоценовую фауну, так как содержат остатки меловой фауны в качестве остаточной тяжелой фракции элювиального типа.

Равным образом, отсутствуют и местонахождения нижнего олигоцена. В среднем и верхнем олигоцене на территории Казахстана открыты крупные местонахождения фауны гигантских носорогов-индрикотериев, представляющие собой захоронение плавающих трупов в крупных подводных руслах пресноводных потоков, промытых или в морских эоценовых отложениях (местонахождения на восточном берегу Аральского моря в глинистых линзах между известняками) или в континентальных озерных осадках (песчано-глинистые линзы Бозынгеннуры, оз. Челкар-тениз). В отмеченных местонахождениях захоронены преимущественно крупные и мелкие носороги, зачастую целыми скелетами, изредка попадаются остатки мелких млекопитающих и черепах.

Другие местонахождения Казахстана, принадлежащие уже нижнему миоцену, представляют собою или очень интересные линзы древних галечников, содержащие обломочные и разрозненные кости халикотериев, носорогов и других животных и отложенные в речных руслах (Ас-Казан-Сор), или «карманообразные» линзы речных русел, содержащие целые скелеты мелких носорогов и мастодонтов (Джиланчик).

Эоценовые и нижнеолигоценовые местонахождения в последние годы изучены и частично разработаны советской экспедицией в Монгольской Народной Республике. Одно из наиболее крупных — местонахождение Эргиль-Обо в Восточно-Гобийском аймаке (рис. 18) — показывает две фазы захоронения: более древнюю в тонкозернистых озерных осадках, где захоронены части разрозненных мацерированных скелетов титанотериев и носорогов (верхний эоцен), и вторую фазу захоронения (вероятно — н. олигоцен) в огромном речном русле, врезанном в отмеченные выше озерные осадки. Древнее русло сложено гравийниками, галечниками и песками с очень резкой косой слоистостью, несравненно более беспорядочной и контрастной, чем косая слоистость, отмечавшаяся для меловых русел Нэмэгэту. В гравийниках и песках русла Эргиль-Обо встречены разрозненные, но отлично сохранившиеся кости титанотериев, носорогов, хищников, грызунов, парнокопытных и птиц. В отдельных впадинах поверхностей размывов встречаются и целые скелеты носорогов, а также скопления черепов, позвонков и конечностей. В верхних конгломератах в изобилии встречаются обломки огромных черепах, иногда и целые их скелеты.

Самыми крупными размерами отличаются местонахождения в больших бедлендах США, как, например, в эврилитеме Уайт Ривер в штатах Дакота, Небраска, Уайоминг и Колорадо. Это мощная (до 2000 м) толща песков, песчаников, глин и конгломератов, залегающая частью согласно на эоцене, частью размывающая континентальные серии самых верхов мела и вверху переходящая в подобные же отложения нижнего миоцена. Условия осадконакопления приводят к представлению о громадной низменной равнине типа «затопляемых равнин», прорезанной речными руслами и покрытой отдельными, часто пересыхавшими озерами. Эта равнина развилась в виде аллювиальной равнины из верхнемеловых областей осадконакопления в обширной предгорной депрессии Скалистых гор. Местами среди осадков встречаются эоловые отложения или отложения стоячих вод, среди которых развиты лентообразные линзы грубых песчаников и конгломератов, так называемые каналы, представленные речными осадками. Интересно давно подмеченное распределение остатков млекопитающих между указанными типами костеносных слоев. Речные песчаники всегда выказывают преимущественное захоронение лесных и речных животных, в то время как глины содержат преимущественно остатки степных бегающих форм. Таким образом, в распределении остатков в местонахождениях сохраняются те же соотношения, которые мы наблюдали для очень древних палеозойских местонахождений Карроо и СССР, с той разницей, что в кайнозое мы имеем более явные наземные адаптации. Однако общие соотношения остаются теми же. Нужно думать, что это явление обязано общим закономерностям захоронения в сходных областях осадконакопления.

Рис. 18. Схема поперечного разреза древнего русла местонахождения Эргиль-Обо. Восточная Гоби, Монгольская Народная Республика. а — немые красные глины (эоцен); б — светлые тонкозернистые глинистые песчаники (эоцен); в — озерные пески и песчаники; г — свита серых песков с прослоями мелкого гравия (нижний олигоцен); д — сильно косослоистые серые пески и гравийники; е — желтые конгломераты и галечники; ж — остатки крупных млекопитающих; з — разрозненные остатки мелких млекопитающих и черепах; и — остатки крупных черепах сухопутного типа; к — восстановленные части раз реза, в действительности смытые

В речных отложениях серии Уайт Ривер иногда находятся в большом количестве остатки крокодилов, крайне редкие в кайнозойских местонахождениях вообще. Остатки флоры очень редки в местонахождениях типа серии Уайт Ривер.

Совершенно особым типом древнетретичных местонахождений кайнозоя являются местонахождения в угольных бассейнах, принадлежащие к эоцену и олигоцену. Из них наиболее подробно изучено местонахождение Гейзельталь в эоценовых бурых углях Германии, недавно открытое, но подвергавшееся подробному изучению.

Сходным строением обладают и другие местонахождения в буроугольных бассейнах. Бассейн Гейзельталь весьма небольших размеров, всего 11 км в длину и 4 км в ширину, залегает, по-видимому, в сбросовой впадине главной Средненемецкой глыбы. Угольные пласты отличаются огромной мощностью — два главных пласта имеют суммарную мощность в 50 м! Угли преимущественно автохтонные, с «этажным» расположением нескольких слоев пней деревьев, сохранившихся в естественном положении и срезанных на уровне стоячей воды затоплявшегося болота. Процессы отложения угленосных фаций Гейзельталя сравниваются с современными тропическими болотами, вернее болотными лесами Флориды и Зондских островов, находящимися почти на уровне моря и подвергающимися периодическим затоплениям. Сохранение животных остатков в угольной толще Гейзельталя связано именно с приносом остатков в плавающем виде и разжижением кислых гумусовых вод (обычно уничтожающих животные остатки), а также присутствием смол. Распределение остатков животных в Гейзельтале изучено весьма подробно и может служить прекрасным материалом для анализа генезиса местонахождения. Фауна местонахождения Гейзельталя представлена млекопитающими, по-видимому лесного образа жизни, преимущественно тапировидными непарнокопытными — лофиодон, также встречены халикотерии, дихобуниды. Более редки остатки сумчатых, грызунов, креодонтов, полуобезьян и летучих мышей. Все остатки перечисленных животных сильно разрознены, цельные скелеты отсутствуют. Зато необыкновенно сохраняются мягкие части — в виде отпечатков или кусочков органической субстанции, вероятно сохранившиеся в результате бальзамирующего влияния смол и дубильных веществ. Весьма большой процент среди остатков фауны в Гейзельтале принадлежит низшим позвоночным, обычно отсутствующим в местонахождениях кайнозоя. Это стоит в несомненной связи с особенностью фации Гейзельталя, соответствующей древним обстановкам жизни наземных позвоночных, в которых продолжают существовать примитивные типы четвероногих. В Гейзельтале найдено множество остатков черепах, тритонов, питонообразных змей, реже ящериц и лягушек. Найдено шесть полных скелетов крокодилов очень различного возраста. В кроющих костеносные слои породах встречено огромное количество копролитов, принадлежавших крокодилам. Известны отдельные находки костей птиц. Таким образом, местонахождение Гейзельталя дает нам остатки жизни низших четвероногих, неизвестной в других местонахождениях, отложенных в обстановках, неблагоприятных для сохранения этих форм (Voigt 1935; Walther 1932; Weigelt 1933, 1939). В подобных Гейзельталю небольших буроугольных бассейнах более позднего возраста (миоцен) мы не находим местонахождений наземных позвоночных, хотя отдельные редкие кости встречаются спорадически в безугольных прослойках. В этих миоценовых буроугольных бассейнах преобладают остатки хвойных и видов таксодиев, не встречающихся в затопленных лесных болотах. Скорее всего эти угли являются результатом накопления продуктов разрушения влажных лесных массивов, а не тропических болоте периодическими затоплениями. Соответственно этому в них нет условий для образования местонахождений наземных позвоночных — как для скоплений их остатков, так и для сохранения костей.

Миоценовые местонахождения. В Северной Америке местонахождения миоцена большей частью образовывались в тех же областях осадконакопления, как и нижнетретичные, однако меньше по размерам и более рассеяны. В нижнемиоценовых местонахождениях Джон Дэн интересны погребенные под вулканическим пеплом и базальтовыми потоками леса, минерализованные пни которых стоят в естественном положении с корневыми системами на почве верхнего олигоцена (также с примесью пепла), заключающей остатки древних верблюдов.

Миоценовые местонахождения Европы нередко встречаются в морских слоях и, как правило, имеют незначительные размеры. Для примера назовем морские молассы Южной Германии, лигниты Австрии и Испании с мастодонтами, динотериями и носорогами, Эльдарское местонахождение в Грузии (гиппарионовая фауна наземных млекопитающих вместе с остатками китообразных), патагонскую формацию Южной Америки. Континентальные местонахождения миоцена более распространены и разнообразны; в южной части Русской платформы мы имеем большое количество местонахождений млекопитающих, преимущественно с гиппарионовой фауной. Местонахождения того же типа распространены в Европе, Египте, Восточной Африке, в Азиатской части СССР (Казахстан). Крупные местонахождения миоцена известны на севере Индии, в слоях Манххар и Бугти, на границе Белуджистана. Состав и условия залегания этих двух свит почти точно повторяют строение больших местонахождений США типа Уайт Ривер. Таким образом, они относятся к областям осадконакопления больших затопляемых равнин, прорезанных речными руслами с грубопластическими осадками.

Плиоценовые местонахождения еще более рассеяны и отличаются еще меньшими размерами, чем миоценовые. Замечательна большая редкость местонахождений нижнего плиоцена почти во всех странах за исключением Индии. Кроме того, для плиоценовых местонахождений характерно захоронение остатков животных в сильно разрозненном виде, благодаря чему находки целых скелетов гораздо реже, чем, например, в миоцене. В Европе по своей связи с прибрежными и морскими осадками местонахождения плиоцена представлены более богатыми и цельными скоплениями остатков, чем в Северной Америке. В последней давно уже установился континентальный режим, который в своем развитии обусловил, после широкого осадконакопления нижнетретичных толщ (гораздо более мощных и более резко континентальных, чем в Европе), размыв и спорадическое короткое отложение верхнетретичных.

В истории фаун верхнетретичных млекопитающих явственно выражен разрыв с отсутствием ряда переходных групп между миоценовыми и плиоценовыми фаунами, что стоит в связи с редкостью нижнеплиоценовых местонахождений. Причины слабого захоронения наземных позвоночных в нижнем плиоцене еще требуют выяснения, но уже предварительно можно наметить некоторые общие физико-географические изменения, связанные с геотектоническими процессами роста горных сооружений и материковых поднятий. Морские бассейны в плиоцене приобретают уже современные очертания и местонахождения в них, несомненно существующие, поныне находятся под водой. То же самое относится к целому ряду дельтовых и озерных осадков, аллювиальных равнин и т. п. С точки зрения погруженного состояния крупных толщ очень поучительны огромные Сиваликские местонахождения Индии. Именно в Сиваликских холмах мы находим богатые местонахождения, принадлежащие нижнему, среднему и верхнему плиоцену — целую эврилитему местонахождений почти непрерывного плиоценового осадконакопления. Только благодаря Сиваликам мы имеем представление о фауне нижнего плиоцена, которая оказалась неожиданно богатой и разнообразной, со множеством интересных специализаций.

Сиваликские местонахождения вытянуты полосой вдоль южных склонов Гималаев и разделяются на две основные группы: Пенджабские Сивалики и Подгималайские Сивалики. Последние ближе к подошве Гималаев, несколько более мощны и выражены более грубыми осадками. Эта длинная гряда холмов, тянущаяся на 1500 миль, представляет собою последний уступ Гималайских гор, обращенный к огромной предгорной впадине Гималаев, занятой долиной Ганга.

Общая мощность Сиваликских отложений колоссальна и превышает 4500 м. Преобладающие осадки — глины, песчаники и конгломераты, накоплявшиеся в предгорной впадине весьма быстрым темпом при интенсивном сносе с огромных непрерывно поднимавшихся Гималайских гор. Соответственно упоминавшимся выше условиям осадконакопления у подножий поднимающихся гор фации предгорной впадины и обширной аллювиальной равнины Гималаев отбрасывались к югу по мере роста Гималайского хребта, пока не переместились в долину Ганга, где они отлагаются и в настоящее время, обладая огромной мощностью. Если рост Гималаев будет продолжаться и дальше еще значительный промежуток времени, то аллювиальная равнина и область предгорной впадины переместятся еще дальше к югу, а часть осадков долины Ганга будет вскрыта, приподнявшись на первом уступе хребта. Именно такое поднятие части предгорной плиоценовой впадины произошло в четвертичное время. Северная часть впадины была захвачена поднятием Гималаев, по-видимому во второй половине постплиоцена. Она образовала нижний окраинный уступ горного сооружения, который энергичная предгорная эрозия быстро расчленила на ряд Сиваликских холмов и вскрыла местонахождения плиоценовой фауны, погребенные в огромной толще осадков. Если бы поднятие Гималаев не продолжалось интенсивно в четвертичное время, предгорная впадина Сива ликов не превратилась бы в предгорный уступ, не была бы вскрыта, и мы ничего не знали бы о богатых местонахождениях плиоценовой фауны, как не знаем для других областей земного шара, где вскрытие предгорных верхнетретичных впадин не произошло. Нельзя, разумеется, предполагать, что здесь по неизвестным причинам существовал какой-то остров плиоценовой фауны, отсутствовавший в других местах. Однако обильное захоронение фауны в эврилитемах, подобных Сиваликам, само по себе не могло иметь обширного распространения по причинам необходимости особых условий осадконакопления. Нужно думать, что подобных Сиваликам эврилитем в предгорных впадинах альпийских хребтов, отлагавшихся в верхнетретичное время, но еще не вскрытых, на земном шаре существует весьма немного. Целый ряд предгорных впадин, заполняющихся осадками в настоящее время вдоль северных склонов Тянь-Шаня у нас в СССР, в Андах в Южной Америке, в Каракоруме и Куэнь-Луне в Центральной Азии и т. д., находится в пустынных условиях, неблагоприятных для развития обильной фауны млекопитающих и образования крупных скоплений животных остатков. Вероятно, что осадки этих впадин будут весьма бедны местонахождениями наземной фауны. Подобные условия, видимо, отсутствовали в Сиваликах, где зона осадконакопления отличалась оптимальными условиями для существования многочисленной и разнообразной фауны наземных животных. Весьма интересны находки в речных песчаниках среди глин Сиваликов крокодилов колоссальных размеров, совершенно неизвестных в остальных плиоценовых местонахождениях.

Это показывает, что захоронение в Сиваликской эврилитеме было сравнительно полным и не сходным с весьма бедными и случайными фаунистическими комплексами низших позвоночных остальных верхнетретичных местонахождений.

Четвертичные местонахождения рассеяны по всей площади современных материков и встречаются в очень разнообразных континентальных фациях, редких для предшествующих периодов кайнозоя и совсем не встречающихся в более древних отложениях. Остатки наземных позвоночных залегают в ледниковых моренных отложениях торфяниках и лигнитах, речных гравиях, отложениях морских, озерных и речных террас, в лёссе, вулканических туфах и натечных образованиях (травертинах), фосфоритах и красных породах, образовавшихся в карстовых щелях, в отложениях склонов. Характерными для четвертичных местонахождений являются частые случаи залегания скоплений костей в пещерах, в горных местностях, а также в асфальтовых натеках и нефтяных лужах. Среди четвертичных местонахождений совершенно отсутствуют крупные костеносные эврилитемы, подавляющее большинство местонахождений залегает в свитах небольшой мощности и малого распространения и содержит весьма небольшие скопления разрозненных остатков или, не менее часто, единичные скелеты. В последнем случае местонахождение оказывается захоронением всего одной, много — двух-трех особей. Отсутствие местонахождений с водными формами наземных позвоночных еще более разительно в четвертичное время. Оно вызывается теми же самыми причинами, которые мы уже рассматривали для плиоценовых местонахождений — погруженным состоянием морских осадков и крупных областей осадконакопления с продолжающейся в них седиментацией. Доступные для исследования четвертичные местонахождения являются тонкими поверхностными образованиями, находящимися в стадии уничтожения эрозией и нацело уничтоженными для более древних геологических периодов. Для более крупных четвертичных местонахождений очень типично залегание в них костного материала в виде обломков, рассеянных в рыхлых осадках, больших количеств перемешанных и разломанных костей. Подобные местонахождения, строго говоря, являются остаточными и показывают определенную стадию разрушения скоплений костных остатков, при дальнейшем ходе геологических процессов неминуемо долженствующих быть разрушенными нацело, как были разрушены миллиарды подобных местонахождений в течение истории земли. Эти местонахождения обычно образуются на местах массовой гибели крупных стад четвероногих травоядных млекопитающих, как, например, местонахождение близ Цинциннати, штат Кентукки, США, так и называемое «Большой: костный бой» (Big Bone Lick). Здесь погибло более ста особей мастодонтов, более двадцати — колумбийского мамонта, вместе с несколькими бизонами и оленями. Благодаря сравнительно небольшому промежутку геологического времени, отделяющему наше время от момента образования скопления животных остатков, эти местонахождения еще не успели подвергнуться окончательной деструкции. Те же самые соображения имеют силу для пещерных местонахождений, где скопления животных остатков, подчас довольно значительные, защищены от поверхностной эрозии и погибнут только после разрушения гор, в которых находятся пещеры, на что потребуется гораздо больший промежуток времени.

Крупные местонахождения четвертичных млекопитающих, а также птиц, известны в нефтяных лужах и асфальтовых натеках Бинагады около Баку, в СССР, и в Ранчо ла Бреа, в Калифорнии, США. В местонахождении Бинагады озера, покрытые нефтью, служили местом гибели множества мелких млекопитающих и птиц, сохранявшихся затем от быстрого субаэрального разрушения вследствие консервирующего действия нефтяных смол. Однако большое количество остатков более крупных млекопитающих (носорогов, быков) залегает в поверхностных речных наносах, непосредственно не связанных в своем происхождении с нефтяными источниками и озерами. Здесь нефтяные поверхностные истечения, преобразовавшиеся на воздухе в кировые или асфальтовые массы, послужили защитой от размывания этих поверхностных отложений, при незначительной мощности которых отложенные кости, вероятно, вовсе не сохранились бы. Таким образом, закированные разлития нефти являются как бы ускоренной литификацией для рыхлых поверхностных континентальных отложений.

Местонахождение Ранчо ла Бреа образовалось в топком болоте, покрытом истечениями нефти, дававшими лужи и нефтяные озерки, перемежавшиеся с пространствами свободной воды. Эти озерки и лужи, превращавшиеся на воздухе в вязкую смолу, служили естественными ловушками для множества птиц и мелких млекопитающих, подобно части местонахождений Вина гады и современному захоронению в нефтяных истечениях в Бакинском районе. Скопления трупов погибших животных привлекали хищников, особенно в ранних стадиях образования местонахождения, когда к озеркам чистой воды приходили на водопой крупные травоядные — колумбийские мамонты, гигантские ленивцы, бизоны, лошади и верблюды, увязавшие в болоте и тут же погибавшие. Интересно, что большинство захороненных крупных травоядных представлены молодыми особями. Хищники захоронены в огромных количествах, — так, например, из местонахождения добыты остатки около трех тысяч особей саблезубых тигров. Кроме саблезубов, в большом числе найдены гигантские волки, вымершие виды койотов и медведей. Птицы преимущественно принадлежат к водным типам — уткам, гусям, пеликанам, — однако в очень большом количестве найдены остатки грифов и орлов, скоплявшихся массами на трупах и также погибавших в вязких продуктах окисленных нефтей.

Интересно отсутствие остатков мастодонтов и тапиров, указывающее на то, что фауна, захоронявшаяся в Ранчо ла Бреа, имела характер фауны открытых равнин или степей, по-видимому окружавших это древнее асфальтовое озеро или топь. Впоследствии вязкие нефтяные остатки, пропитавшие все слои, затвердели в кир или асфальт, крепко спаявший всю небольшую толщу отложений (5 м мощности) и обеспечивший превосходную сохранность костей, очень свежих на вид и, действительно, сохранивших большую часть своего органического вещества (Scott 1937).

Еще одним типом больших скоплений костей в поверхностных четвертичных местонахождениях являются местонахождения, связанные с вечной мерзлотой и подземными льдами в арктических областях как остаточными фациями эпохи оледенения. Вечная мерзлота и лед являются одновременно и консервирующими животные остатки факторами и факторами, цементирующими рыхлые осадки, предохраняя их от быстрой эрозии, т. е. играют роль, аналогичную поверхностным истечениям нефти. Помимо известных находок отдельных трупов мамонтов, сохранившихся в ископаемых льдах со всеми мягкими частями без разложения, большое значение имеют огромные скопления ископаемых костей, вскрытые и вторично обогащенные перемывом на морских арктических прибрежьях. Таковы, например, скопления остатков мамонтов и других травоядных на Ново-Сибирских островах, в СССР, в течение многих столетий служившие местом добычи мамонтовой кости; или местонахождения на берегах морских бухт Аляски, где в глинах, покрывающих мощные пласты ископаемого льда, найдено множество костей мамонтов, мастодонтов, мускусных быков, бизонов, лосей, бобров, медведей и т. д. Все кости в подобных арктических местонахождениях отличаются необыкновенной свежестью и, сохраняя свое органическое вещество, подобны костям современных животных. Нередко встречаются обрывки мяса и кожи, сохранившиеся благодаря низким температурам вечномерзлой почвы. Бивни мамонтов из местонахождений севера Сибири всегда заменяли современную слоновую кость благодаря своему свежему состоянию.

Описанные крупные местонахождения, по-видимому, образовывались у окраин тающих ледников, где в вязких топях — «таликах» — вечной мерзлоты постепенно скоплялись остатки погибавших животных, преимущественно стадных крупных травоядных — мамонтов, бизонов, оленей и т. д.

Закончив наш краткий обзор кайнозойских местонахождений наземных позвоночных, необходимо сказать несколько слов о редких формах в фаунистических группировках этих местонахождений.

Прежде всего, нужно отметить большую редкость всех низших позвоночных — амфибий и пресмыкающихся, которые составляли основную массу палеонтологического материала в местонахождениях палеозоя и мезозоя. Нелепо предполагать их действительную редкость в кайнозое, исходя хотя бы из современных фаун, где мелкие земноводные и пресмыкающиеся составляют значительный процент от общей численности наземных позвоночных, особенно в тропическом поясе. Открытие кайнозойских местонахождений в фациях углеобразующих болот и лесов сразу же показало богатство фауны низших позвоночных.

Другой крупной категорией редких форм в кайнозое будут водные адаптации высших позвоночных — млекопитающих, встречающихся в местонахождениях, как правило, единичными и разрозненными остатками.

Наконец, среди многочисленных остатков, принадлежащих распространенным животным, в крупных местонахождениях встречаются, в виде единичных находок (иногда и целых скелетов, чаще разрозненные остатки), формы совсем особенного строения. Эти формы являются или представителями каких-то обособленных крупных групп, с чертами древней и далеко зашедшей специализации, или несут черты, промежуточные между группами распространенных в местонахождениях форм, связующие далеко разошедшиеся в своей дивергенции роды, семейства или даже отряды. В качестве примеров можно привести: арсиноитерия из египетского олигоцена, баритерия из нижнего отдела тех же отложений — эоценового. Первый известен более полно и является единственно известным представителем целого нового отряда — эмбритопод, от второго найдено лишь несколько костей, показывающих, что баритерий близок к хоботным, но несет такие черты особенной специализации, которые заставляют считать его единственным представителем особого подотряда баритериев. Аналогичные находки известны в богатых местонахождениях Южной Америки, где астрапотерии и пиротерии представляют собою совсем особенных животных, единственных представителей каких-то неизвестных особых групп. Замечательна находка десмостилуса (Desmostylus) — необыкновенного млекопитающего, вероятно прибрежного образа жизни, замечательного по специализации зубов и обладавшего некоторыми признаками однопроходных млекопитающих. Это крупное животное известно только по очень редким остаткам. Даже в четвертичных местонахождениях, фауна которых уже весьма близка к современной, найдена такая форма, как эласмотерий. Это огромное носорогообразное животное характерно для четвертичных местонахождений СССР; в других странах найдены только отдельные, очень редкие обломки (Китай, Иран, Зап. Европа). Остатки эласмотерия всегда разрознены, находятся в виде отдельных костей и несмотря на то, что эласмотерий открыт уже давно, его скелет до сих пор неизвестен полностью. Животное является представителем особой группы, другие формы которой не сохранились ни в одном из известных местонахождений. К той же категории редких форм относятся неожиданные находки гигантских сумчатых в четвертичных отложениях Австралии и другие.

Мелкие формы, носящие переходный характер, присутствуют в виде единичных находок во многих крупных нижнетретичных местонахождениях. Из них назовем пантолестид и миксодестид из эоцена Северной Америки, Planetetherium и Pseudorhynchocyon из тех же отложений — мелких насекомоядных; Paradoxonycteris — рукокрылого из нижнетретичных отложений Европы, крайне редких представителей особых отрядов тиллодонтов и тениодонтов из эоценовых местонахождений США. Замечательна общеизвестная редкость находок приматов и, особенно, ископаемых остатков человека, продукты труда которого находятся несравненно чаще, чем его костные остатки.

На правах рекламы:

Лотки и плиты лотков.