Глава 6. Находки яиц динозавров в Гоби

Летом 1968 г. было запланировало изучить осадочные толщи в более северных районах Гоби. Из книги А.К. Рождественского было известно, что восточнее сомона Мандал-Обо находятся довольно значительные обрывы верхнемеловых отложений — уступы Ологой-Улан-Цав, Улан-Цав, Дзуп-Баян и Барун-Баян. В этих местах советские палеонтологи в 40-х годах обнаружили лишь крупные разрозненные кости динозавров, в связи с чем эти местонахождения сочли малоперспективными для раскопок.

Выехав из района Баин-Дзак, наша машина у сомона Мандал-Обо свернула по слабоукатанной дороге на восток, в сторону сомона Цогт-Обо. Места вокруг, как и везде в Северной Гоби, были покрыты травянистой растительностью и кустарниками. Справа от дороги простиралась небольшая низина с пятнами барханных песков и зарослями саксаула. Со стороны этой опущенной части впадины на расстоянии 10—20 км виднелась буро-красная гряда, которая дальше к востоку приобретала более внушительные размеры и выделялась на светлом фоне неба темной полосой с отдельными небольшими зубчатыми выступами. По всем данным, это и была гряда Ологой-Улан-Цав.

Свернув с дороги на юг, мы с некоторым трудом пересекли извилистый сайр и медленно, лавируя между зарослями саксаула и песчаными косами, стали продвигаться к гряде. К ней была направлена целая сеть сухих русел. Выбрав наиболее широкий сайр, машина устремилась к широкому ущелью, которое прорезало гряду осадочных пород. Для установки лагеря мы выбрали удобную площадку рядом с сайром, на склоне красной гряды. Колодцев поблизости не было видно, но в наших флягах имелся запас воды. Стало быстро темнеть, и лучи заходящего солнца превратили буро-красную гряду в причудливую пылающую стену.

Со следующего утра начались обследования этого нового места. Барсболд Р., А.В. Сочава, В.Ф. Шувалов и я разбрелись по склонам и сайрам для рекогносцировки. Эти сайры, «вгрызаясь» в осадочные толщи отвесных склонов, к водораздельному участку уменьшались по глубине, а, перевалив на противоположный склон, вновь в него врезались.

Нас удивил состав осадочной толщи. Весь массив был сложен очень грубым материалом, состоящим из крупнозернистых песчаников, гравелитов и конгломератов, среди которых лишь в некоторых местах виднелись отдельные линзы и слои более тонких алевролитов и красных глин. Только самые нижние горизонты, выступающие на склонах гряды в виде буро-красных останцев, были сложены мягким глинисто-песчаным материалом. Па этих останцах хорошо заметно было множество следов архаров и янгиров, облюбовавших эти места для своих лежбищ.

Результаты наших первых маршрутов оказались малообещающими: найдено было небольшое количество разрозненных костей динозавров, а в глинистых горизонтах собраны единичные обломки панцирей черепах. Остатки беспозвоночных совершенно отсутствовали. Каково же было паше удивление, когда во время повторных исследований и описания разрезов все участники похода вдруг почти одновременно обнаружили в разных местах гряды какие-то странные образования шаровидной формы, покрытые зернами песка и гравелитов. Эти шары были принесены в лагерь, где подверглись тщательному осмотру. По величине они достигали 12—15 см. В некоторых местах песчанистая корка отделялась и под ней отчетливо проступала почти гладкая, слегка пористая поверхность. По их виду можно было предположить, что перед нами яйца еще неизвестного животного — возможно, и динозавра.

Чуть позже во время специальных сборов загадочных шаров были найдены природой отпрепарированные экземпляры с прекрасно сохранившейся скорлупой. И тут уже всякое сомнение отпало — нами было обнаружено в Монголии крупное местонахождение кладок яиц динозавров нового типа. Удивление вызывало большое их количество. Почти по всей толще грубых песчаников и гравелитов встречались разрозненные, вымытые из пород яйца, а местами — вцементированные в породу целые кладки яиц с максимальным количеством в 12—15 штук.1

Эти находки несомненно являлись большой сенсацией!

Грубые красноцветные толщи гряды Ологой-Улан-Цав, безусловно, принадлежали к отложениям сайншандинской свиты, т. е. характеризовали самые низы позднемелового разреза сеноманского возраста. Подобные осадочные образования уже встречались в Восточной Гоби, а в дальнейшем — в Улан-Цаве, Варун-Баяне и в Заалтайской Гоби, в районе Души-Улы. В аналогичных отложениях последнего района значительно позже, в 1970 г., В.Ф. Шуваловым и Барсболдом Ринчином были собраны такие же яйца.

Привезенная нами в Улан-Батор коллекция яиц вызвала большой интерес у монгольских, советских и польских палеонтологов и геологов. Геологическому институту Академии наук МНР, а позже Палеонтологическому музею Академии наук СССР в Москве, эта коллекция была преподнесена в дар и экспонирована. Несколько экземпляров оставлено в Ленинграде в наших коллекциях для дальнейшего исследования.

О наших находках стало, конечно, известно всеведующим корреспондентам газет, которые срочно поместили заметки с весьма интригующими названиями.

Такие крупные специалисты по древним ящерам, как А.К. Рождественский и Л.И. Хозацкий, вначале несколько скептически отнеслись к этим находкам. Их главным образом смущало присутствие яиц в столь грубом материале, так как до сих пор считалось, что динозавры обычно откладывали свои яйца в тонкозернистых песках. Это давало им основания предполагать, что яйца находятся в переотложенном состоянии. Но такое мнение полностью опровергалось находками целых больших кладок, вцементированных в грубообломочную толщу. Для того чтобы внести ясность в этот спорный вопрос, обратимся к истории предшествующих находок яиц динозавров, опираясь на опубликованные работы А.В. Сочавы и И.А. Садова.

Впервые яйца динозавров в гобийской части Монголии найдены в 20-х годах участниками Центральноазиатской экспедиции Музея естественной истории Соединенных Штатов Америки. Они были обнаружены в уступах Шабарак-Усу (Баин-Дзак), в Северной Гоби, и залегали веерообразно в виде кладок. В одной из таких кладок оказалось до 30 яиц, расположенных в три слоя один над другим. Встречались также разрозненные яйца и их скорлупа. Эти находки получили мировую известность, а их изучением занялись исследователи не только Нового Света.

Все последующие палеонтологические экспедиции непременно посещали уступы Баин-Дзака, пытаясь повторить сборы американцев. В 40-х годах советская палеонтологическая экспедиция под руководством И.А. Ефремова собрав там также довольно обширную коллекцию, а позднее, в 60-х годах, и участники Польско-Монгольской палеонтологической экспедиции под руководством З. Киелан-Яворовска не обошли это место. Но к тому времени уступы уже сильно обеднели, и сборы оказались более скромными. Сами хозяева страны, монгольские исследователи, также извлекли несколько кладок этих причудливых яиц, экспонируемых сейчас в залах Национального музея в Улан-Баторе.

Создавалось впечатление, что лишь уступы Баин-Дзака являлись хранилищем динозавровых яиц. Правда, скорлупа их попадалась палеонтологам и в других местах Южной Гоби, но целые яйца и кладки не были обнаружены в обширных бедлендах иных районов Гоби.

До посещения района Ологой-Улан-Цав наш отряд, естественно, также побывал в Баин-Дзаке, но кроме найденной в довольно большом количестве скорлупы яиц, нам особенно похвастаться было печем, а о целых кладках и помышлять не приходилось, если учесть, что из уступов Баин-Дзака до нашего посещения было извлечено в общей сложности несколько сотен яиц динозавров.

Эти яйца, продолговатой формы и 10—15 см в длину, несколько напоминали крупные огурцы. В течение многих лет вокруг них велись жаркие споры. Одни ученые настаивали на их принадлежности черепахам, другие — динозаврам. В конечном итоге их «динозавровое» происхождение было как будто доказано, и американцы высказали предположение, что яйца принадлежали примитивным рогатым динозаврам — протоцератопсам, скелеты которых были встречены в тех же уступах Баин-Дзака. Последняя гипотеза вызывала сомнение у многих специалистов на том хотя бы основании, что большие кладки сравнительно крупных яиц вряд ли могли откладываться довольно мелкими протоцератопсами.

Широкая распространенность яиц такой формы и отсутствие находок иной на данной территории привели к тому, что у большинства палеонтологов сложилось представление о существовании в Монголии лишь одного типа динозавровых яиц. Из литературных источников было известно, что во Франции, в Провансе, а также в Северной Америке были найдены яйца динозавров иной формы и типа.

Располагая достаточно конкретными сведениями о баиндзаковских яйцах, мы, естественно, с большим любопытством осматривали свои находки из Ологой-Улан-Цава. Сам факт существования яиц иного типа вызывал несомненный интерес. Эти находки повлияли на ход наших дальнейших действий. При посещении районов Южной и Заалтайской Гоби участники экспедиционного отряда скрупулезно обследовали мощные осадочные толщи: не попадутся ли еще какие-нибудь новые яйца динозавров? Наши надежды вполне оправдались. В том же 1968 г. при изучении отложений крупной Ширэгин-Гашунской впадины и обрывов Бугин-Цава в Заалтайской Гоби А.В. Сочавой, В.Ф. Шуваловым и Барсболдом Ринчином были найдены небольшие кладки динозавровых яиц и многочисленная их скорлупа. Эти яйца оказались значительно меньшего размера и сильно отличались по форме от яиц Ологой-Улан-Цава и Баин-Дзака. Не вызывало сомнений, что пустыня Гоби хранила в своих недрах остатки яиц, принадлежащих представителям различных групп динозавров, существовавших в течение позднемелового времени в южных и центральных районах Монголии.

Благодаря нашим детальным геолого-палеонтологическим исследованиям в Гобийской пустыне мы случайно оказались обладателями богатейшего материала по ископаемым яйцам динозавров. Естественно, возникал вопрос: что делать с этой уникальной коллекцией? Просто положить ее в витрины соответствующих музеев, не подвергнув научному анализу? К сожалению, в палеонтологических институтах Советского Союза не оказалось специалистов по яйцам динозавров. Известный специалист такого профиля И.А. Садов умер, не подготовив себе замену и не успев даже опубликовать все результаты своих исследований.

Эта проблема была решена самым неожиданным образом. Наш литолог А.В. Сочава, загоревшись «проблемой яиц», с большим энтузиазмом взялся за дальнейшее детальное исследование собранной коллекции. Ему очень помогли знания микроскопического изучения шлифов пород. Нашим лаборантом-шлифовальщиком Верой Третьяковой было изготовлено большое количество радиальных и тангенциальных шлифов скорлупы яиц. Эти шлифы скрупулезно изучались и сравнивались А.В. Сочавой.

Прежде всего необходимо было выяснить, действительно ли найденные яйца принадлежат динозаврам и какие различия намечаются между отдельными группами яиц? Итак, первый вопрос: что говорит в пользу принадлежности кладок яиц именно этой, давно исчезнувшей группе животных? Прямые доказательства как будто бы отсутствовали, ибо внутри яйца никогда еще не были обнаружены остатки зародыша динозавров. Это и понятно, так как в случае захоронения яйца с эмбрионом остатки последнего, не имевшие еще твердого скелета, полностью разрушались и не могли сохраниться в течение последующих миллионов лет в отличие от известковой скорлупы ископаемого яйца.

Известно, что яйца с известковой скорлупой откладывали птицы и некоторые группы пресмыкающихся, а именно черепахи и крокодилы. В прошлые эпохи к их числу принадлежали, вероятно, динозавры и птерозавры. Птицы в позднемеловую эпоху представляли собой весьма малочисленную группу и были относительно малы по размерам. К тому же их остатки в Центральной Азии очень мало известны. Развитие птиц, их широкое распространение и появление среди них таких крупных представителей, как страусы, яйца которых по форме и размеру сильно напоминают яйца, найденные в Ологой-Улап-Цаве, относятся к значительно более позднему времени — третичной эпохе. Отсюда можно заключить, что гобийские яйца не могли принадлежать представителям класса птиц. Кладки яиц, обнаруженные нами в Монголии, не могли принадлежать и птерозаврам (летающим ящерам) — весьма редкой группе животных, остатки которых в виде отдельных костей нами были найдены в Гоби лишь в одном местонахождении.

Детальным изучением осадочных толщ Гобийской пустыни в районах нахождения кладок яиц было установлено, что в значительном количестве в этих толщах встречаются лишь скелетные остатки динозавров, черепах и крокодилов. Таким образом, только эти три группы животных могли здесь откладывать свои яйца. Решить этот вопрос можно было лишь путем исследования микроструктуры скорлупы яиц различных групп пресмыкающихся и птиц. Особенно важно было сравнить микроструктуру скорлупы яиц черепах и крокодилов со скорлупой найденных нами яиц.

Исследования А.В. Сочавы показали, что скорлупа яиц черепах состоит из одного слоя, образованного известковыми сферокристаллическими отдельностями, плотно прилегающими друг к другу, по не связанными жестко. Такое строение скорлупы допускает некоторое увеличение яйца в размере за счет поступления извне воды, необходимой для развития зародыша после того, как яйцо было отложено.

Яйца крокодилов, как отмечал А.В. Сочава, благодаря более развитой, чем у черепах, белковой оболочке весь необходимый запас воды содержат в себе уже в момент откладки. В скорлупе яиц крокодилов отдельности сливаются в верхней части в сплошную оболочку, и границы между ними едва различимы. Скорлупа такого строения называется двуслойной и лучше предохраняет от испарения содержащуюся в яйце влагу.

Скорлупа различных гобийских яиц имеет как однослойную, так и двуслойную структуру. Однослойная скорлупа характерна для круглых яиц из Ологой-Улан-Цава. Эта скорлупа пронизана множеством аэрационных каналов, расположенных очень близко друг к другу, и практически состоит лишь из тонких перегородок между каналами. Через эти многочисленные аэрациоиные каналы внутрь яйца поступает кислород, необходимый для дыхания зародыша. У яиц другой формы микроструктура скорлупы существенно отличается. На этом основании А.В. Сочава разработал соответствующую классификацию скорлупы. Так, например, тип строения однослойной скорлупы яиц из Ологой-Улан-Цава с ее многочисленными аэрационными каналами А.В. Сочава назвал мультиканальным. Двуслойная скорлупа из нашей коллекции, имеющая внутренний так называемый сосочковый слой и внешний — губчатый, делилась на ангустокапальную и пролатокапальную скорлупу по характеру строения аэрационных каналов.

У ангустоканальной скорлупы каналы узкие и имеют постоянный поперечник на всем своем протяжении. У пролатоканального типа скорлупы каналы расширяются в своей средней части и имеют нерегулярную форму.

В обоих последних случаях губчатый слой в несколько раз превышает по толщине сосочковый.

Все перечисленные типы скорлупы яиц из позднемеловых отложений пустыни Гоби по своей микроструктуре, по мнению А.В. Сочавы, существенно отличаются от скорлупы яиц современных черепах и крокодилов. Напрашивается вывод, что данные яйца принадлежат какой-то группе меловых пресмыкающихся. Такой группой могли быть только динозавры, остатки которых обнаружены в этих нее осадочных толщах Гоби. В пользу такого предположения свидетельствовали также их размеры.

Среди пресмыкающихся того геологического периода, кроме динозавров, не было животных, обладавших достаточными размерами тела, чтобы отложить яйца такого диаметра. Черепахи и крокодилы того времени, судя по их костным остаткам, не отличались гигантской величиной.

Эти теоретические рассуждения получили совершенно неожиданное реальное подтверждение. Дело в том, что во время исследований в 1971 г. красноцветных осадочных толщ в районе Тель-Улан-Шальчи (в 30 км восточнее г. Сайн-Шанд) я натолкнулся на небольшую кладку продолговатых яиц типа баиндзакских. Кладка оказалась сильно разрушенной, и мне удалось собрать лишь большое количество обломков скорлупы этих яиц. В Ленинграде скорлупа была передана А.В. Сочаве для просмотра. И его результаты стали новой сенсацией! На внутренней поверхности крупного обломка скорлупы, среди щетковидных кристаллов вторичного кальцита сохранились мелкие кости эмбриона, часть которых находилась еще в стадии хряща, часть же — уже окостеневшая. После тщательного препарирования и изготовления шлифов было установлено наличие миниатюрных фаланг пальцев эмбриона. По мнению А.К. Рождественского и Л.И. Хозацкого, принадлежность этих эмбриональных костей динозаврам не вызывала сомнений. Высказывалось предположение, что это фаланги пальцев хищного динозавра. Таким образом, данная находка оказалась уникальной, ибо остатки эмбриона в яйцах динозавров ранее нигде не были найдены.

Каким же образом сохранились эти мелкие косточки в ископаемом яйце? Можно предположить, что при внезапном захоронении кладки одно из яиц не заполнилось глинисто-песчаным раствором. Мягкие органические части постепенно разрушались и рассасывались. Одновременно внутри яйца происходил процесс кристаллизации, в результате чего возникли целые щетки кристалла вторичного кальцита. Этот процесс кристаллизации захватил и скелетные части эмбриона, которые значительно медленнее разрушались, чем мягкие ткани животного. Расположение эмбриональных костей среди щетки кристаллов на внутренней стороне скорлупы достаточно наглядно об этом свидетельствует. Случайная находка эмбриона в ископаемом яйце окончательно решила споры ученых о принадлежности данных яиц динозаврам.

Интересно, что двуслойная скорлупа из монгольских коллекций обладала большим сходством со скорлупой птичьих яиц. Такое сходство не случайно и указывает на существование общих предков. Исключение представляет однослойная мультиканальная скорлупа яиц динозавров из Ологой-Улан-Цава, микроструктура которой не похожа ни на один из типов скорлупы яиц современных животных.

Тщательное изучение многочисленных сборов скорлупы яиц из Ологой-Улан-Цава, Баин-Дзака, Нэмэгэту, Алтан-Улы, Наран-Булака, Бугин-Цава, Ширэгин-Гашуна, Ногон-Цава, Джибхаланта, Шинэ-Усу-Худука, Тель-Улан-Шальчи и Бага-Тарачи показало, что в позднемеловых отложениях Гобийской пустыни захоронялись динозавровые яйца свыше 8 типов. К сожалению, в большинстве случаев находки ограничивались лишь одной скорлупой, в силу чего очень трудно было восстановить общую конфигурацию самих яиц.

Почти всегда найденная скорлупа яиц сильно изменена вторичными процессами, а аэрационные каналы заполнены вторичным кальцитом. Однако путем тщательного микроскопического исследования многочисленных остатков скорлупы А.В. Сочавой и Ч.М. Колесниковым были обнаружены слабо измененные фрагменты, на которых удалось наблюдать хорошо сохранившуюся структуру как минеральной, так и органической составляющих скорлупы. Было установлено, что скорлупа сложена исключительно углекислым кальцием в модификации кальцита. Из органических остатков удалось обнаружить скорлуповую мембрану, стенки и вещество аэрационных каналов, а также кутикулу.

Скорлуповая мембрана яиц динозавров мультиканального типа имеет характерную волокнистую структуру, весьма сходную со структурой мембран яиц современных пресмыкающихся и птиц. Стенки аэрационных каналов тонкослоистые и построены из довольно стойкого органического вещества, частично сохраняющегося даже при растворении углекислого кальция скорлупы в кислотах. Изучение органического вещества скорлуповой мембраны и губчатого слоя методами хроматографии показало наличие в них большинства протеиновых аминокислот, входящих в состав белков скорлуповой мембраны современных рептилий и птиц. При этом скорлуповая мембрана, судя по аминокислотному составу, была в основном кератиновой, как и у всех современных рептилий. Эти анализы производились в нашей палеобиохимической лаборатории Ч.М. Колесниковым. До настоящего времени подобные биохимические исследования яиц динозавров были проведены лишь в лаборатории профессора М. Флоркена во Франции и только для скорлупы из французских местонахождений.

Как уже указывалось, мультиканальный тип скорлупы существенно отличается по микроструктуре от скорлупы яиц современных и ископаемых позвоночных. Аэрационные каналы, которые до фоссилизации скорлупы были заполнены твердым органическим веществом, составляют не менее 25% площади скорлупы против 0.30—1.48% у других известных типов яиц современных и ископаемых животных. Данные о строении этой скорлупы позволяют по-новому рассмотреть возможные пути эволюции известковой оболочки яиц позвоночных.

Большой интерес вызывали также условия, в которых происходила откладка яиц и их захоронение. Многочисленные остатки яиц встречались на разных уровнях последовательно отлагавшихся пластов песчаников, гравелитов и конгломератов. Это свидетельствовало о том, что данные районы в течение очень длительного времени (десятки млн. лет) были местом, куда самки динозавров откладывали свои яйца. Скорлупа, сохранявшаяся в более или менее целом виде, — лишь счастливое для исследователей исключение из тысяч яиц, мелкие обломки которых разбросаны по склонам различных обнажений. Можно себе представить, сколько обломков было полностью разрушено или унесено потоком воды в течение 60—80 млн. лет!

Какие же участки древнего ландшафта выбирали динозавры для выведения потомства? По мнению А.В. Сочавы, одно из основных условий нормального развития зародыша в яйце — непрекращающийся доступ воздуха. Хорошо аэрированные пески и гравий для своих кладок динозавры могли найти в широких озерно-речных долинах как на прибрежных дюнных участках, так и на песчаных барах и на обширных конусах выноса временных потоков. По-видимому, различные представители динозавровой фауны имели свои излюбленные места, куда откладывали яйца. Так, например, крупные круглые яйца мультиканального типа встречены только в грубых песчаниках и гравелитах Ологой-Улаи-Цава и в районе Ногон-Цава в Заалтайской Гоби. Такие грубые породы, характерные для сайншандинской свиты, могли образовываться в прибортовых частях крупных впадин, в условиях бурного размыва приподнятых участков горных массивов, обрамлявших долины. Грубый терригенный материал в виде слабоокатанной неотсортированной гальки не выносился в центральные части обширных впадин, а накапливался на пологих склонах впадин, в более опущенных участках которой господствовал озерный режим. Огромные динозавры сеноманского времени (предположительно зауроподы), ведущие полуводный образ жизни, выходили на эти широкие галечные пространства, где и откладывали свои яйца. Временами селевые потоки захлестывали эти кладки, причем в одних случаях захоронялись уже пустые яйца, из которых молодое потомство успело вылупиться, но возможны были и такие, когда засыпались кладки с эмбрионами. Несмотря на стихийные бедствия, самки динозавров продолжали систематически посещать свои излюбленные места, снова и снова откладывая яйца. На это указывает расположение яиц и целых кладок на разных уровнях осадочной толщи, отложение которой протекало в течение целых тысячелетий.

В несколько иных условиях происходило выведение потомства у других типов динозавров, откладывавших более мелкие или удлиненные яйца типа баиндзакских и ширэгингашунских.

Удлиненные яйца баиндзакского типа, отличающиеся двуслойной скорлупой, как правило, встречались в буро-красных песчано-алевритовых толщах барунгойотской свиты, которая нами относится к кампанскому возрасту. Эти отложения хотя и относятся также к позднему мелу, но образовались значительно позже, чем сайншандинские отложения Ологой-Улан-Цава. Их разделяло время более десятка миллионов лет. Эти красноцветные образования в Восточной Гоби местами венчают позднемеловой разрез, залегая выше отложений сайншандинского и баинширэинского времени. В Северной Гоби, куда относятся и обрывы Баин-Дзак, в Южной и Заалтайской Гоби аналогичные однотонные красноцветные толщи занимают промежуточное положение, подстилая более поздние нэмэгэтинские пестроцветные осадки. Происхождение этих красноцветных отложений связано, по-видимому, с озерными и дюнными условиями седиментации. Эти прибрежно-песчаные пространства и являлись излюбленными местами размножения некоторых динозавров.

В массивных красно-бурых толщах Гобийской пустыни скелетные остатки динозавров и черепах встречаются значительно реже, зато попадаются катуны карбонатных пород с мелкими челюстями и косточками млекопитающих. Для этих осадочных толщ характерны скелеты панцирных динозавров, а также ящериц — обитателей прибрежных зон. Остатки водных черепах крайне редки, а раковины моллюсков почти отсутствуют.

Двуслойная скорлупа, но иного типа, встречена и в отложениях другого геологического возраста. В Восточной Гоби такая скорлупа нами собрана в районе Шинэ-Усу-Худахга, расположенного в 30 км юго-западнее массива Хара-Хутул-Ула и в Ширэгин-Гашунской впадине Южной Гоби. И в том и другом случаях эти остатки яиц погребены в осадочных толщах баинширэинской свиты. Наконец, и в отложениях нэмэгэтинской свиты была обнаружена различная скорлупа яиц. Последняя встречалась как в районе Иаран-Булака, в самой верхней части позднемелового разреза, так и в верхних горизонтах Бумга-Цава. По характеру микроструктуры скорлупа из разных частей позднемелового разреза существенно различалась, что указывает на разнообразие видов динозавров, отложивших эти яйца.

И еще на одну особенность следует обратить внимание. Большинство кладок и скорлупа яиц встречены в красноцветных породах. Это, по-видимому, не случайно. А.В. Сочава дает следующее объяснение красноцветности пород: «...если осадочная порода — гравелит, песчаник или глина — образовалась в окислительных условиях при постоянном контакте с кислородом воздуха, содержащаяся примесь окислов железы находится в окисной форме, обычно в виде рассеяных в породе мелких зернышек минерала гематита, окрашивающего породу в красный цвет».2 Достаточное количество кислорода и пористость песчано-галечных отложений способствовали хорошей аэрации яиц, что являлось необходимым условием для развития зародыша.

Итак, комплексное изучение озерных, речных и прибрежных отложений в пустыне Гоби столкнуло нас с проблемой динозавровых яиц. Совершенно неожиданно наши исследования в этом направлении вызвали широкий интерес среди ученых не только геолого-палеонтологического профиля.

В начале апреля 1970 г. референт президента Академии наук СССР, академика М.В. Келдыша, сообщила, что мой доклад об ископаемых яйцах динозавров запланировано заслушать на заседании Президиума Академии наук СССР 15 апреля. Это сообщение вызвало у нас в Институте большое волнение, так как честь выступать на заседаниях Президиума выпадает очень редко. Мы обстоятельно обсудили с А.В. Сочавой и Ч.М. Колесниковым текст этого доклада. В назначенный срок все трое выехали из Ленинграда в Москву.

15 апреля 1970 г. к 10 часам в конференц-зале Президиума Академии наук собрались члены Президиума, которые разместились у центрального стола, а в глубине зала, на креслах для приглашенных, — специалисты из Палеонтологического института во главе с директором Н.Н. Крамаренко. Среди них был знаток по динозаврам А.К. Рождественский, участники монгольских экспедиций К.К. Флеров, Б.А. Трофимов, В.Ю. Решетов, И.М. Новодворская и другие. Из геологов присутствовали академики А.Л. Яншин, В.В. Меннер, А.В. Пейве, начальник совместной Советско-Монгольской геологической экспедиции Н.С. Зайцев и многие другие.

Ровно в 10 часов президент Академии наук СССР академик М.В. Келдыш появился в сопровождении вице-президента академика А.П. Виноградова и других членов Президиума. Он предоставил мне слово, и я, не без волнения, начал свой доклад. По ходу его демонстрировались на экране виды грандиозных обнажений Монголии, в которых были найдены яйца динозавров, микросрезы скорлупы и биохимические данные. На столе Президиума были выставлены коллекции различных динозавровых яиц. Доклад был прослушан с большим вниманием и интересом. Затем задавались вопросы и самое любопытное, что в основном физиками, в том числе известным академиком П.Л. Капицей. На вопрос, почему яйца динозавров имеют столь различную форму, сам президент ответил, что это связано с разновидностью пород животных. Среди выступавших был академик А.Л. Яншин, подробно остановившийся на вопросе о причинах вымирания динозавров. В заключение Президент поблагодарил за сделанное сообщение, и Президиум перешел к очередным вопросам.

За последние годы, уже после наших уникальных находок, сбором яиц и целых кладок усиленно начала заниматься и Советско-Монгольская палеонтологическая экспедиция. Особенно повезло в этом отношении Барсболду с его отрядом: в огромных обнажениях Хэрмин-Цава в Заалтайской Гоби, в барунгойотской свите, им была найдена целая серия самых разнообразных яиц динозавров и ящериц. Нет сомнения, что многие из них столь же уникальны, как и яйца из Ологой-Улан-Цава.

В настоящее время многие ученые приступили к детальному изучению динозавровых яиц, используя при этом современную микроскопическую технику. Применялся не только микроструктурный анализ, но и более современный метод изучения ультраструктур скорлупы яиц — при помощи сканирующе-электронной микроскопии. Этот метод был использован Л.И. Хозацким совместно с венгерскими специалистами Б. Месарош и Й. Вигом, а также польским палеонтологом Г. Межеевкой, которые получили новые и интересные результаты. Продолжается исследование яиц динозавров китайскими и американскими учеными.

Примечания

1. Диаметр яиц в таких кладках достигал 14—15 см, толщина известковой скорлупы — от 1.5 до 2.5 мм, объем — около 1.5 л.

2. Сочава А.В. Красноцветы мела Средней Азии. Л., 1968.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

На правах рекламы:

Узнай отборные советы и рекомендации по кулинарии на сайте 1001sovet.com